Сергей Доронин рассказал о ситуации на «АБСОЛЮТ-АГРО»

Ситуация вокруг вятского сельскохозяйственного холдинга «АБСОЛЮТ-АГРО» в последние месяцы обсуждается очень активно. По слухам, предприятие столкнулось с серьёзными финансовыми трудностями. Рассказать о том, что в действительности происходит, мы попросили бывшего руководителя холдинга, ныне депутата Государственной Думы Сергея Доронина.

– Сергей Александрович, в нашей области очень хорошо знают «АБСОЛЮТ-АГРО». За короткий срок было создано современнейшее аграрное производство. Очень много – говорят, порядка 400 миллионов рублей – вложено в социальные проекты. Так что произошло?

  Эта история началась в 2006 году. До того момента я возглавлял мясоперерабатывающий завод. Все помнят: сырьё тогда было, преимущественно, импортное. Больно было смотреть на село: поля зарастали, колхозы разорялись.

А тут в стране запустили нацпроект по развитию сельского хозяйства. И мы почувствовали, что благодаря ему, можно создать современный комплекс по производству свинины.

В рамках нацпроекта взяли кредит в Сбербанке. Мы были одними из первых в стране, кто по этому пути пошёл. Может, потому-то и столкнулись с такими сложностями. По проторённым дорожкам легче идти.

– А какие возникли сложности?

Сегодня понятно, что тогда происходил, что называется, «перегрев экономики». Шло чрезвычайно активное строительство: жилья, торговых, производственных объектов. И начался резкий рост цен на стройматериалы и строительные услуги. По некоторым позициям за два года они взлетели в 2-3 раза. Соответственно, при первоначальном бизнес-плане примерно в 500 млн. рублей нам пришлось вложить в производство приблизительно 760 млн. заемных и 200 млн. собственных средств.

– Это и подкосило?

Это мы бы выдержали. Потому что мы всё до копейки в производство вложили, и запустили его вовремя. Так что оно начало работать, давать отдачу. А производство получилось большое. Построили не только свинокомплекс, но и комбикормовый завод, уникальную по оснащению мясохладобойню. Создали мощный технический парк: посевные агрегаты, комбайны, тракторы, машины и т.д. За три года привели в порядок все поля. Словом, технологии XXI века.

И в кризис 2008-го мы тоже выстояли, хотя было тяжело. Но сразу за ним прошли два года засухи. Помните, какое в 2010 и 2013 годах лето стояло? Это, конечно, для всего сельского хозяйства стало тяжелейшим испытанием.

За эти два года мы недополучили более чем на 100 млн. урожая зерновых, необходимых для приготовления кормов, которые потом закупали из оборотных средств.

– Что же, в таком случае, стало «последней каплей»?

Причин было две. Во-первых, в 2012 году Россия присоединилась к Всемирной торговой организации. Условия соответствующего договора с крестьянами, конечно, никто особо не согласовывал. В результате оптовые цены на мясо в России рухнули. Причём потребители-то от этого не выиграли: в рознице, в магазинах всё осталось по-прежнему. Зато возможности отечественных производителей свинины поддерживать рентабельность исчезли.

Во-вторых, внезапно изменилась позиция Сбербанка. Не знаю: может быть, они ситуацию с ВТО просчитали и решили тогда, что слишком рискованно кредитовать «АБСОЛЮТ-АГРО».

За год до сложившейся ситуации «АБСОЛЮТ-АГРО» неоднократно обращался в банк с просьбой о реструктуризации долга. Это, кстати, и кредитору было бы выгодно. Ведь душить предприятие бессмысленно: что с него возьмёшь, если оно умрёт? Правильнее дать возможность пережить тяжёлое время и потом расплатится.

К сожалению, в Сбербанке возобладала другая «точка зрения»: о том, что к заёмщикам нужно относиться «пожёстче». Это не только к данному случаю относится: их по стране, увы, очень много.

– Получается, что банк в этой ситуации, по существу, разрушает предприятие?

К сожалению, в банках недостаёт настоящих специалистов: тех, кто понимает, что такое настоящее производство. Одно дело – сидеть в офисе в белом воротничке, и смотреть на абстрактные цифры. И совсем другое – строить, создавать, отвечать перед трудовым коллективом.

Как мыслит банк? Приведу пример: они предлагают либо пустить все стадо под нож или продать все складские запасы зерна, которые идут на корм.

Но просто задумайтесь, если сегодня корм «на сторону» продать, чем завтра кормить животных? Они попросту перемрут.

Да и трудовой коллектив на такое молча смотреть не станет. Разбегутся люди. А ведь это уникальные специалисты, которых готовили, отправляли на стажировки, в том числе и за границу. Кто сможет смотреть спокойно, как тысячи животных, которых ты столько лет растил, с голоду умирают из-за чьей-то дурости?

Если так «по-банкирски» поступать, на предприятии не останется ничего. Потому что без трудового коллектива и стада оно ломаного гроша не стоит: доход получать не сможет.

– То есть в отношениях между предприятием и банком последний является заведомо более сильной стороной?

Давайте, просто на цифрах сравним. За 2013 год – это официальные данные – всё село, включая и АПК, и лесной комплекс, получило прибыль менее 52 млрд. рублей. А один только Сбербанк имел в том же году прибыль почти 378 млрд. рублей.

Что называется, почувствуйте разницу. Только один банк «заработал» в семь (!) раз больше, чем всё российское село. А на селе, между прочим, почти 40 млн. человек живёт. Что это за бизнес такой? Банки просто выжимают из экономики все соки. Посмотрите: за 6,5 лет мы выплатили Сбербанку 670 млн. рублей только в виде процентов и погасили 119 млн. рублей кредита из 756 млн. заемных инвестиционных средств. И дальше бы платили! И при всём этом предприятие буквально «к стенке ставят».

Мало того, появилась другая негативная тенденция: монополизация. Даже на рынке свинины всё большую долю захватывают несколько крупных производителей. На сегодняшний день от всего объема рынка РФ, 20 предприятий производят 50% свинины, из них четыре предприятия-лидера – 30%. Они получают льготы, им идут на встречу банки, министерства, чиновники. А средний и малый бизнес буквально, жилы рвёт.

К чему это приведёт? Для потребителей – к росту цен на продукты. Монополии для того и создаются, чтобы «рыночную власть» в свою пользу применять.

А для регионов это плохо тем, что весь бизнес уйдёт столичным холдингам. Ну, какое дело московской фирме до того, что происходит в Кировской области, как тут люди работают? И уж, конечно, основные налоги они тоже будут платить не здесь.

– Каков теперь выход для «АБСОЛЮТ-АГРО»? Банкротство?

Возможно, да. Понятно, что это тяжёлое решение. Тем не менее, во всём мире такой инструмент используется.

Самое главное в нём – то, что если всё делать цивилизованно, он не требует остановки производства. Проблемы собственников – это проблемы собственников. Их и, в том числе моя, как основателя предприятия, ответственность. Но само предприятие продолжит функционировать. У людей будет работа.

Это ведь не только вопрос денег. Предприятие замечательное. Мы в него не просто деньги – душу вложили. Это бесхозяйственность, преступление – губить такое производство. И вот против этого мы боролись, и продолжим бороться. Даже столичные банкиры должны такие вещи понимать. Иначе, зачем они вообще стране нужны?

Ещё раз повторю: для нас главное, чтобы предприятие жило, а у людей был заработок. Остальное не столь значимо.

Сейчас, кстати, идет поиск инвестора для строительства второй очереди свинокомплекса. По проекту предлагается увеличить его до 100 тысяч голов (сегодня 27 тысяч – Прим.ред.). Если получится, холдинг нарастит прибыль в несколько раз: ведь вложения в инфраструктуру в значительной мере уже сделаны. И тогда ситуация станет выглядеть совсем иначе.

Но опять же: инвестора ищем именно мы, а не банк. А банк ищет лёгких денег.

Вот совсем недавняя «новость». Мы в своё время, участвуя в программе социального развития села, построили для работников 87 домов. Сотрудники должны были оплатить только 30% стоимости жилья. Но, конечно, для села и это очень большие деньги: порядка полумиллиона рублей на семью получалось. В тот момент предприятие работало стабильно, и «АБСОЛЮТ-АГРО» взял это на себя, фактически оплатив долг сотрудников из собственной прибыли, и заключив с ними соглашение о прощении задолженности.

А теперь от жителей сёл стала поступать информация: банк ищет возможность по прошествии стольких лет признать эти документы недействительными, а дома арестовать. Я даже не представляю, как такое может быть. Ведь подобная позиция чревата, буквально, социальным взрывом. Это же сотни людей. Но – факт.

– Вы заговорили о социальных проектах на селе. А в них, повторюсь, кроме производства, вложено еще порядка 400 миллионов рублей. Не жалеете, что в «социалку» вкладывались?

Не жалею. Это ещё одна вещь, кстати, которой не понимают «кабинетные финансисты».

Да, мы много инвестировали. Скажем, 135 семей наших работников получили новое жильё: это минимум 400 человек. Капитально отремонтировано 42 километра дорог. Три села – Филиппово, Марковцы, Каринка газифицированы. Для обеспечения качественной водой установили четыре водонапорные башни, в Каринке подвели водопровод. Построили две детские и две спортивные площадки. Благоустройством занимались: озеленением, строительством тротуаров, ливневок. Построили дом культуры и ещё один капитально отремонтировали. Реконструировали два детских сада и две школы.

И другую работу мы проводили. Спартакиаду для работников, к примеру. Кстати, с удовольствием люди участвовали. Профессиональные праздники всем коллективом отмечали, новогодние представления с подарками детям к Новому году организовывали…

Но вдумайтесь: не зря ведь наша отрасль называется «сельское хозяйство». Это не только «хозяйство», как вид экономической деятельности, это еще и «село» со всеми его трудностями и потребностями.

Экономику без социальной сферы сегодня развивать невозможно. Просто невозможно. Особенно в деревне. Как привлечь и удержать специалистов, готовых работать на современной технике, если нет нормального жилья, водопровода, досуговых учреждений, школы или детского сада для детей? Дорог, элементарно, и то нет.

Люди, которые хорошо работают, будут делать это только в достойных условиях. И относиться к ним нужно по-человечески. Поэтому все решения по социальным проектам были абсолютно правильными. Я бы и сейчас так поступил.

И в депутатской деятельности я всегда делал всё, чтобы помочь селу. У нас много инициатив было. Мы добивались, чтобы – вопреки воле Минфина, кстати – объёмы господдержки увеличивались. В итоге в нынешнем году они должны составить 237 млрд. рублей.

Боремся за то, чтобы предприятиям АПК давали долгосрочные инвестиционные кредиты на 15-20 лет. У нас таких возможностей не было, но пусть хотя бы теперь появятся: тогда производство в стране будет расти гораздо быстрее.

Сейчас боремся за систему «продовольственных сертификатов». Изначально нам говорили, что такое невозможно, но сейчас эта идея, уже вовсю обсуждается в Правительстве, а у нас в области запущен пилотный проект, инициированный губернатором. Если получится, люди с невысокими доходами получат возможность покупать на них отечественные продукты, и это станет им хорошим подспорьем. А хозяйства найдут дополнительный рынок сбыта.

Так что, можно сказать, сделано немало, а будет сделано еще больше. Я не просто надеюсь – уверен в этом.

 

Мы уже писали:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности