Право на хлеб

Открытка. Политическая манифестация в Петрограде 18 июня 1917

В 2017 году отмечается столетие революционных событий, изменивших ход российской истории. Их свидетелями были и наши земляки. Но много ли мы знаем об их жизни в это непростое время?

В Государственном архиве Кировской области хранятся сотни архивных дел, в которые за прошедшие сто лет заглянули лишь единицы исследователей, а какие-то дела и вовсе остались нетронутыми. Так давайте же их полистаем

События февраля-марта 1917 года, так взбудоражившие местное население, очень быстро отошли на второй план. По мере приближения сева и других весенне-летних сельскохозяйственных работ крестьян одолевали куда более прозаические заботы, чем судьба Николая II или сроки созыва Учредительного собрания.

Революция – революцией, а крестьянам надо выращивать хлеб. Вот и ломали голову старики, солдатки, семьи с малыми детьми, чем засевать поля, как дотянуть до нового урожая, сколько будет стоить наем работников, найдет ли кузнец гвозди для подковки лошадей, завезут ли серпы и косы. К четвертому году войны эти вопросы резко обострились.

Обычно семенной материал, необходимый для сева на яровых полях, большинство населения Чепецкой волости заготавливало с осени. Но по мере приближения посевных работ находилось немало тех, кто вынужден был покупать зерно, главным образом, овес, на рынках. Однако весной 1917 года подвоз зерна на рынки прекратился.

Вся тяжесть решения проблемы легла на только что образованные органы продовольствия – губернский, уездные и волостные продовольственные комитеты. Рабочий орган Чепецкого волостного продовольственного комитета – управу возглавил Василий Федорович Широков из деревни Заовраг. В состав управы вошло семь человек, представлявших разные сельские общества волости. Среди них – Осип Феоктистович Созонтов из деревни Ситники, известный участием в восстании на броненосце «Слава» в 1906 году.

Хлебозапасной магазин в Кстининской волости. 1982  г. Фото П.Бармина

После проведенной волостным продовольственным комитетом переписи стало ясно: чтобы засеять все поля, жителям волости требуется 2000 пудов овса. Найти нужное количество семенного материала удалось в тесном взаимодействии с уездной властью. Жители Чепецкой волости не поддались панике и слухам.

Однако проявлять терпение получалось не у всех. Так, жители Дождевского сельского общества Кстининской волости решили взять зерно для обсеменения полей из хлебозапасного магазина. А когда им показалось, что ответа нет слишком долго, они пригрозили разбить замки и разобрать весь хлеб самовольно. Получив желаемое, крестьяне стали требовать от смотрителя магазина сжечь списки с именами взявших ссуду. Волна самоуправств поднималась…

Пока же стороны пытались действовать в рамках закона. В мае 1917 году жители деревни Пермячихи подали прошение о выкупе покосов, сдаваемых в аренду Вятским кафедральным собором. Покосы эти находились в пределах Чепецкой волости, возле Ивановского озера. Вятский уездный исполнительный комитет ответил, что вопрос о праве владения землей будет решаться на Учредительном собрании, а пока надо договариваться с арендатором о переаренде.

Лето шло, один вид работ сменялся другим. Закончились пахота и сев, подошло время сенокоса, затем жатвы и сева яровых. Крестьянам некогда было следить за событиями в центре. Во время июльского кризиса Временного правительства для них гораздо важнее было раздобыть ячменную крупу, так как в пору сенокоса это главная крестьянская еда. А когда произошел Корниловский мятеж, крестьяне решали проблему с солью для заготовок.

К уборке урожая хлебов в 1917 году власти на всех уровнях отнеслись более внимательно, чем к севу. Военный министр Керенский разрешил из запасных частей формировать особые команды для полевых работ. В один только Вятский уезд было отпущено 877 человек. Многие из них стремились попасть в родные места. Так, удалось помочь своим семьям Ивану Утробину из деревни Комарихи, служившему в 34-й артдивизии, и Федору Копысову из деревни Пелевичи, служившему в 163-м запасном пехотном полку.

Чтобы собрать урожай, на который государство имело виды, крестьянам пришлось напрячь все свои силы, а нередко отдавать значительные средства на наем работников. Кое-где поля были побиты градом, как, например, в деревне Лимоновской, отчего ее жители уже в августе просили у Чепецкого волостного продовольственного комитета семена для посева и ржаной муки для пропитания.

Жители села Чепцы и других селений также постоянно просили подвезти муку. На 5809 жителей волости еженедельно требовалось 250 пудов (4000 кг) ржаной муки. Количество требований о подвозе муки не стало меньше после уборки урожая, так как, по общему мнению, новый урожай получился ниже среднего. И если в лучшие годы своего хлеба в хозяйствах хватало до января-февраля, то теперь было ясно, что он закончится совсем скоро, а то и вовсе его отберут.

А расставаться с хлебом население не желало. На совещании в губернской земской управе один из выступающих заметил: «Хлебная монополия роет яму для всех. Вооруженная сила не поможет. Крестьяне заявляют, что они будут защищать свое право на хлеб с топорами и вилами». Пройдет совсем немного времени, и это предсказание начнет сбываться.

Текст: Елена Загайнова

 

Ранее мы писали:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности