Просницкая гора как авансцена местной истории

Просницкая гора», «мыс», «пески»… В современной топонимике Кирово-Чепецка таких мест давно уже нет. Даже среди старшего поколения горожан мало кто помнит эти названия, относящиеся к одному и тому же месту, где в 1963 году был построен и в течение десятилетий являлся подлинным очагом культуры кинотеатр «Восток».

Это место неоднократно становилось сценой, на которой разворачивались примечательные события местной истории. Именно здесь, на тогдашней окраине села, в конце лета — начале осени 1914 года родился в будущем Кирово-Чепецке… футбол.

Произошло это при драматических обстоятельствах. В августе 1914 года началась Первая мировая война. В крупнейших городах Российской империи, в том числе в обеих столицах, прошли погромы. Толпа громила и грабила магазины и прочие заведения, принадлежавшие немцам. Дабы избежать человеческих жертв, был предпринят ряд мер, в частности, российским подданным немецкого происхождения предложили временно покинуть неспокойные «культурные центры», охваченные беспорядками, и укрыться в провинциальной глуши, со времен Салтыкова-Щедрина известной аполитичностью обывателей.

Так в Усть-Чепце появились немцы. Для населения, особенно женской части, приезд в село новых людей, да еще немцев, в условиях охватившей страну шпиономании, был событием, способным вызвать состояние близкое к обмороку. Местные кумушки толпой припали к окнам изб, в которых поселились приезжие. Тщательному изучению и пристрастному обсуждению подвергалось все, что удавалось разглядеть: покрой одежды, выражение лиц, особенности быта, семейные взаимоотношения…

Шокированные приезжие, попавшие «из огня да в полымя», пытались сохранить приватность личной жизни с помощью оконных занавесок. В ответ на такое проявление нелояльности, таящее в себе очевидные признаки государственной измены (ибо, как известно, честному человеку скрывать нечего), толпа отвечала глухим ропотом, становившимся все более грозным… Вслед за этим наиболее бдительные и нетерпеливые принимались стучать в окна, грозя перебить столь дефицитные в ту пору стекла – «шоу должно продолжаться!».

Позднее, когда страсти поутихли, выяснилось, что единственные, кто извлек хоть какую-то пользу от «хождения столичных немцев в народ», были местные мальчишки. Приезжие дети привнесли в село, где до той поры безраздельно царствовали лапта и чика, новую городскую забаву – футбол. Наблюдая за игрой приезжих, местные быстро разобрались в её немудреных правилах и скоро из категории болельщиков перешли в разряд спортсменов. А дело было так. Однажды в ходе игры футбольный мяч влетел в густые заросли крапивы, и городские ребята, выросшие на брусчатке, не рискнули сунуться в «злую траву». Местные мальчишки вызволили мяч, но хозяевам его не вернули, посчитав своим трофеем. Осваивать игру босоногое воинство отправилось на Просницкую гору, «на пески» (в районе будущего кинотеатра «Восток»). С высоты все село Усть-Чепца было как на ладони. Поэтому возможное появление «дисциплинарной комиссии», в случае жалоб приезжих ребятишек, можно было обнаружить еще на дальних подступах. Так футбол — экзотическое зрелище — привился на местной почве.

Впрочем, чепецкая крапива сполна вернула долг немцам. Произошло это уже после следующей мировой войны, когда здесь оказалось много немецких военнопленных. В основном, они жили и работали в Каринторфстрое, но некоторое их число содержалось и в лагере в Усть-Чепце, вместе с советскими заключенными, там, где сейчас располагается ИТУ-6. Старожилы вспоминали, что после прохода по селу колонны военнопленных возле одвориц не оставалось ни листика крапивы – всю её пленные немцы обрывали себе на витаминный приварок.

Солдаты они были так себе – «поскрёбыши» последней тотальной мобилизации фашистской Германии. В иных условиях их вряд ли бы признали годными к строевой службе. Среди них реальным бойцом выглядел только один – Эрих Хартманн. Это был самый результативный ас не только в люфтваффе, но и в мире, сбивший в ходе Второй мировой войны 352 самолета! Он и сам был сбит на советско-германском фронте, и взят в плен. Однако во время налета немецкой авиации ему удалось сбежать и вернуться к своим. В конце войны Хартманн оставил службу, но по запросу советской стороны американские оккупационные власти его арестовали и выдали СССР. Так Эрих Хартманн оказался в лагере, в Чепце. Впрочем, долго он здесь не задержался, так как очень скоро стал источником головной боли администрации лагеря. Пользовавшийся безоговорочным авторитетом среди военнопленных, Хартманн оказался способным сплотить и возглавить их, выступая с требованиями улучшить содержание военнопленных в лагере. Поэтому от него поспешили избавиться, переведя в другой лагерь, с глаз долой. В конце концов, Хартманн вернулся домой, в Германию, где написал книгу воспоминаний, в которой упомянут эпизод его жизни в плену в Усть-Чепце.

В конце 60-х годов прошлого века темы лагеря и футбола вновь пересеклись на местной почве. Именно здесь, в Чепце, по злому навету и по приговору неправедного суда, отбывал срок Эдуард Стрельцов, футболист московского «Торпедо».

Это был талантливейший футболист, кумир миллионов болельщиков, подлинная звезда советского спорта. Его талант был мирового уровня, но потеря лучших лет, выпавших из спортивной жизни, не позволила ему реализовать свои способности в полной мере. На зоне отношение к Эдуарду Стрельцову было лояльным, как со стороны сидельцев, так и со стороны администрации. Ему, в основном, поручалась работа с бумагами, для которой, впрочем, он не был создан. Его начальнику постоянно приходилось править выходившие из-под пера Эдуарда различные табели и документы – с орфографией у блистательного форварда были серьезные проблемы.

«Магия места», впрочем, не ограничивалась только тем, что на Просницкой горе зародился чепецкий футбол. Занимая стратегическое, господствующее над селом положение, буквально нависая над ним, Просницкая гора, или «мыс», как еще называли это место в годы Гражданской войны, представляла собой важный элемент так называемого Чепецкого укрепрайона с его окопами, блиндажами и колючей проволокой. Так самое первое футбольное поле Чепцы готовилось стать полем битвы, но об этом – в следующий раз.

текст — Владимир Северюхин, старший научный сотрудник музейно-выставочного центра

Ранее мы писали:

Просницкая гора как авансцена местной истории

  1. Эдуард Стрельцов работал на строительстве к.105 — стекольщиком.
    Женщина, из-за которой он пострадал покончила с собой.

    Ответить
  2. Дмитрий 04.03.2018 в 08:25

    Хоть бы кто карту нарисовал, как распологалось село Усть Чепца, я так понял это вдоль реки от пятой колонии до вечного огня? А сколько вообще деревень было на территории современного города? С десяток наверное..

    Ответить
  3. Аноним 05.03.2018 в 21:48

    каждый раз одно и то же. история. история.
    ХОТЬ БЫ раз, хоть кто то написал бы план развития города. желательно детальный, на обозримые 3-5-10 лет.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности