Одни воевали, другие в землянках горевали. История Зины Голубковой

Зинаида Голубкова пережила немецкую оккупацию. В послевоенные годы она вышла замуж за кировчанина и переехала в Кирово-Чепецк, где живет и сегодня. 

Когда началась Великая Отечественная война, 13-летняя Зина Голубкова вместе с родителями и старшим братом жила в городе Старая Русса Новгородской области. Начались постоянные бомбежки. 3 августа мама Зины родила третьего ребенка, и Зиночка помнит, как ее мама в ужасе бегала по коридору, прижимая к груди новорожденную дочку.

Папу Зины из-за травмы ноги (он передвигался на костылях) на фронт не взяли, и вскоре семья, соорудив плот, переехала из деревянного дома в шалаш в устье реки Ловать. Во время сплава по реке они обнаружили в воде двух погибших красноармейцев, вытащили их на берег и похоронили.

На следующий день брат Зины вместе с другом вернулся в деревню за продуктами, а там уже были немцы. Фашисты спросили ребят, где стоят советские войска, и мальчишки указали месторасположение немцев. Начался артобстрел. Не скоро немцы поняли, что стреляли по своим.

Начались затяжные бои, и семья решила вернуться на родину, в деревню Новая Поляна Псковской области. Однако от немца убежать не удалось, оккупанты появились и здесь. Люди присоединялись к партизанскому движению, боролись с врагом как могли. Опасаясь мести немцев из-за активной деятельности партизан, жители двух деревень, в том числе и семья Голубковых, перебрались из теплых изб в выкопанные в лесу землянки, где прожили до самого освобождения территории в 1944 году.

«Зимой 1942 года фашисты стали формировать партию молодежи для отправки в Германию, в этот список попала и я, – со слезами вспоминает Зинаида Васильевна. – Однако мой 15-летний брат решил, что пойдет вместо меня, и обещал сбежать по дороге. Но такой возможности ему не представилось, и он прожил в работниках на ферме в Германии до конца войны, вернувшись домой лишь в 1945 году.

Зину же вместе с подружками заставляли работать на железнодорожной станции Новоселье. Зимой девочки чистили рельсы от снега, а в остальное время должны были обходить пути и проверять, нет ли на участке заложенных партизанами мин.

Конечно, партизаны заранее сообщали ребятам о своих ночных вылазках, и в ходе одной из них серьезно повредили рельсы на участке, где дежурили Зина с подругой. Девочки решили ничего не говорить родителям, чтобы их не расстраивать, а на следующий день отправились на станцию, понимая, что скорее всего их расстреляют. Немцы лишь поругали испуганных подростков и даже не сняли с дежурства.

В один из дней мама попросила Зину сходить в соседнюю деревню Ростково к родственнице, чтобы убедить женщину с двумя детьми перебраться к ним в лес. Убедить тетю покинуть избу девочке так и не удалось. А через два дня пришла страшная весть о том, что деревни больше нет. В избе тети Оли в ту ночь ночевали партизаны, а утром в деревню пришли фашисты, чтобы выжечь ее дотла. Жителям, правда, позволили покинуть избы. Один из партизан открыл огонь по немцам, тогда фашисты согнали женщин, стариков и детей в амбар и сожгли.

Вскоре пришла очередь и опустевшей Новой Поляны, где партизаны решили устроить засаду на немцев, повадившихся грабить оставленные со всем скарбом дома. Через два дня после перестрелки фашисты и эту деревню сожгли дотла, к счастью, жителей им найти не удалось.

Повзрослели дети войны быстро, работать им приходилось наравне со взрослыми. Однако, несмотря на страх и голод, успевали и повеселиться, устраивая в одной из землянок танцы под гармонь и балалайку. Им очень хотелось жить и любить, и чтобы все было по-настоящему.

В прощеное воскресенье, 27 февраля 1944 года, в землянку Голубковых ворвался радостный глава семьи и сообщил, что в округу пришли наши войска. Зина с подругой отправились в соседнюю деревню, там и наткнулись на советских бойцов. Те угостили подружек настоящим чаем, горячим, с сахаром, а потом прямо во дворе дома устроили танцы под гармонь.

К лету жители вернулись на пепелище и постепенно стали строить новые дома. Они с готовностью откликались на просьбу солдат помочь в восстановлении железнодорожных путей, выполняли и другие работы.

А однажды Зиночке пришлось работать в группе, занимавшейся перезахоронением погибших фашистов. В один из дней немецкие офицеры собрались на большое совещание, и в этот момент советские войска начали обстрел. Погибло около сотни фашистов, гробы лишь слегка присыпали землей. Наши ребята выкапывали гробы, тела немцев складывали в общую могилу, а в деревянных ящиках потом хоронили погибших красноармейцев.

74 года спустя Зинаида Васильевна переживает, что об этой могиле немецких офицеров сейчас вряд ли кто-то помнит. Они были врагами, но у них наверняка есть родные и близкие, которые уже семь десятилетий ничего не знают о судьбе погибшего родственника. А те, кто пережил ту страшную войну, знают, что такое терять близких. И никому не пожелают такого. Даже врагу.

Ранее сообщалось, что:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности