Николай Вяткин: «Северная природа особенная – и мы особенные»

Судьба художника бывает сложной, но всегда – интересной. Николай Васильевич Вяткин родился в Архангельской области, образование получил в Костроме, как преподаватель живописи нашел себя в Кирово-Чепецке и Кирове и сегодня называет себя вятским в душе. Мы встретились с художником накануне его дня рождения.

Николай Васильевич, вы родились далеко от Кирово-Чепецка, но оказались в нашем краю, преподавали в нашей художественной школе, а сейчас – в кировском художественном училище. Как так получилось?

— Родился я в Архангельской области, но когда мне было два года, семья переехала в Казахстан. После армии я поступил в Костромской пединститут на художественно-графический факультет, а после переехал в Кирово-Чепецк, на родину супруги, она чепецкая. Здесь не сразу стал преподавать. Любопытно, но моим самым нелюбимым предметом в вузе была … педагогика! И если бы тогда мне кто-то сказал, что я буду преподавать, я бы рассмеялся ему в лицо. В Кирово-Чепецке я совсем недолго поработал учителем технологии, потом – в группе технической эстетики на химкомбинате, в архитектурно-конструкторской группе при управлении капитального строительства, наконец понял, что мне нужно что-то другое, что вырос из этой работы, и я уже хотел было пойти «на вольные хлеба», но в день увольнения встретил на улице Леонида Тимофеевича Брылина. Он пригласил меня на следующий день утром подойти в художественную школу к детям – нужно было временно заменить одного из педагогов. Я пришел. С тех пор будто и не уходил.

А как завязалось ваше знакомство с Вятским художественным училищем?

Как ни странно, тоже случайно. Я уже второй раз собрался «на вольные хлеба», но мне позвонили из училища и пояснили, что нужен живописец, я решил, почему бы не попробовать. Приехал, побеседовал с директором и остался. И нисколько не жалею о своем решении! Коллектив принял меня очень радушно, как своего, и до сих пор у нас дружеская и теплая атмосфера творчества. А вольные хлеба подождут…

Николай Васильевич, вы строгий педагог?

В меру. Скорее, требовательный. Не люблю равнодушие. Я обычно говорю студентам: «Представьте, как кошка на мышку смотрит, мысленно пройдите  между ними и почувствуйте напряжение. Если вы будете так же относиться к своей работе, все у вас получится». А еще студенты помнят, что талант – это лишь один процент на пути к успеху, а все остальное – это труд. Люблю вместе со студентами выезжать на пленэры, где вижу, как дети меняются…

На пленэрах какая-то особенная атмосфера, там лучше пишется?

— У училища есть своя пленэрная база, куда преподаватели выезжают вместе со студентами и работают. Условия для жизни – спартанские. Это деревня, где рано светает и рано темнеет, где нет, как в городе, такого количества огней, где можно трудиться круглосуточно, даже ночью. Как-то я показал студентам, как ночью можно писать с налобными фонариками, рассказал, что Ван Гог вставлял в шляпу свечи и работал… Дети услышали. Бывало, вечером выйду из избы, кругом темно, смотрю: там фонарик горит, там, там. Понимаю: мои работают! Студенты в городе все время какие-то отвлеченные, то у них гаджеты, то кто-то дома ждет, а в деревне они погружаются в себя.

Время сейчас сжатое, люди ничего не успевают, сил на общение не хватает, поэтому мы и едем в деревню. Первые два дня уходит на акклиматизацию, а потом природа начинает открываться, приходят образы. По окончании пленэра студенты выкладывают свои работы на землю просохнуть под солнцем, получаются такие длинные вереницы картин…

А что-то стоящее выходит?

— Конечно! Сейчас в художественном училище готовится отчетная персональная выставка студентки второго курса Юлии Чураковой. Ей удалось заполнить весь профессиональный зал, причем представлена и графика, и живопись, хотя обычно живописцы меньше рисуют, а Юлия  отлично владеет и акварелью, и рисунком. Пожалуй, на моей памяти впервые один студент занимает весь зал, хотя обычно выставляется два – три человека.

Ну вот, а молодежь все ругают, мол, не такая, как раньше… Получается, есть звездочки?

Так всегда было: нас родители ругали, мы своих детей ругали, а они сейчас – своих.  Могу отметить по своим наблюдениям, что молодежь просто другая. Студенты быстро информацию схватывают, но не так умеют созерцать, как этого требует наша деятельность, и мы больше усилий прилагаем к тому, чтобы научить их владеть вниманием, и они  учатся, у них получается. После первого курса видно, как дети меняются. Я говорю им: «Вы на первом курсе будете писать кувшин, и на последнем, и в академии, и каждый раз должны видеть его по-разному. Не бойтесь совершенства, вы его все равно никогда не достигнете». После первого курса начинаем замечать, что они меняются. Молодежь нынче просто другая.

В последнее время и не только в нашей области наблюдается тенденция к объединению учреждений. Почему важно сохранить самобытность училища и вятскую художественную школу?

— Потому что наше училище известно по России и наша школа называется «вятской школой живописи». Основы этой школы закладываются в нашем  учреждении. Как минимум на 60 процентов Союз художников России состоит из наших выпускников, которые отучились у нас, а потом получили высшее образование. К примеру, в той же «суриковке» (МГАХИ им. В. И. Сурикова) можно найти вятскую диаспору. Преподаватели таких студентов так и называют — вятскими. А когда мы бываем на пленэрах и люди узнают, что мы с Вятки, от нас сразу ждут чего-то особенного. Сегодня искусство переживает не лучшие времена, какие-то региональные отделения Союза художников России вынуждены закрыться, а наше все-таки живет и творит.

— Получается, на Вятке больше талантов рождается? Отчего наша школа живописи такая сильная?

— Это наша северная природа какая-то особенная. У нас зима классическая: если снег должен выпасть, то он есть, если мороз — то мороз стоит, и лето у нас прекрасное. У нас благодатный край, и у нас рождаются великие художники, начиная с Васнецовых, заканчивая современниками. Вы спрашивали про звездочки… Они появляются! Не иссякает этот источник, живет. И даже когда приезжают ребята учиться из других областей, вроде и не наши, но что-то с ними происходит в нашем крае, что даже они становятся нашими. Многих таких студентов знаю. Вот для чего мы стараемся сохранить самобытность училища, наши традиции, для чего проводим пленэры, открываем выставки. Атмосферу создают художники. Поверьте, и у современных детей горят глаза, они в бой бросаются, быстро вливаются в коллектив мастеров, и это радует, и это означает,  что традиции продолжаются и никуда не исчезли.

Николай Васильевич, когда же в вашей жизни все-таки случатся «вольные хлеба»?  

— Конечно, любой преподаватель больше реализуется в работах своих учеников, но и на свободное творчество время остается. Мы продолжаем участвовать в выставках, пленэрах, в проектах, к примеру, недавно готовили открытки по фотографиям старой Вятки, завершаем работу над портретами известных людей области. Кто-то из художников Васнецовых пишет, а мы, чепецкие,  решили написать портрет отца Николая Федько, фотохудожника Алексея Перевощикова, художника Леонида Брылина. Эти работы скорее всего, будут подарены нашей мэрии, чтобы не забывали.

Глава Кирово-Чепецка Елена Савина предложила устроить небольшую выставку моих работ в Архангельске, на нашей с ней общей родине, картины сейчас туда  поедут. А уже в начале нового года будет выставка в Кирово-Чепецке. Приглашаю на нее всех горожан!

Ранее мы писали:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности