Анастасия Наговицына: «Хочется, чтобы город выглядел креативно, как и люди, которые в нем живут»

Анастасия Викторовна, как вы оказались в сфере промдизайна? Насколько знаю, у нас в Кирове этому не учат.

— Я заканчивала ВятГУ, отделение «Технология художественной обработки материалов», там было направление «работа с деревом», выбрала его. Работать с деревом в Кирове логично – у нас многие производства с ним связаны. Специальность у меня изначально была наполовину инженерная, наполовину художественная. Забавно, что художественную школу я не заканчивала, только музыкальную. Я поступала с медалью, поэтому нужно было сдать только один предмет — конструктивный рисунок. Получилось так, что пришлось учиться рисовать в течение 2-3 дней. Я сама из Слободского и во время поступления буквально сутками жила в Кирове, постоянно общалась с преподавателем: приносила ему рисунки, мы исправляли ошибки, и опять шла рисовать. По ходу дела я училась и живописи, которая мне очень тяжело давалась. В общежитии со мной в комнате жила девушка, которая поставила передо мной яблоко и спросила, какого оно цвета. Оказалось, что оно не только красное, но еще и фиолетовое, и желтое, и блики есть. «Что видишь то и рисуй», — сказала она. С тех пор проблем не было. Девушка, которая яблоко мне ставила, моя подруга до сих пор, и сейчас она — настоящая мастерица дымковской игрушки -Юлия Двинянинова. Сейчас то же самое вижу у своих учеников. Они приходят и пугаются: не умеем рисовать! Но я их успокаиваю: если каждый день рисовать, то навыки появятся.

— Точные знания и изобразительное искусство: у них много точек соприкосновения  или нужно прилагать особые душевные усилия, чтобы понять, как это все вместе работает?

— Наверное,  лично мне повезло. У меня было всестороннее образование, когда я училась: кроме музыки, увлекалась литературой. Получилось, что к моим гуманитарным знаниям добавились еще новые. Первая работа —  конструктор-дизайнер мебели. Тут пришлось применить все знания, полученные в институте, и, плюс, еще адекватно оценивать возможности предприятия. В итоге все, что я получила за годы учебы и работы, пригодилось в моей новой профессии  — преподавателя в квантуме промдизайна. Мы с детьми придумываем что-то новое, но при этом важно, чтобы они понимали, что это не просто фантазирование, а работа, которая требует соблюдения этапов. И это порой ребятам бывает трудно понять.

— В промдизайне могут быть приоритеты в пользу «удобно» или «красиво»?

— Сейчас много картинок в Сети выложено: красивая обстановка, сделанная в 3Д-программе. Я, например, всегда вижу, будет стол с этой картинки стоять или упадет. Плюс, нужно понимание, из каких материалов эта «картинка» будет сделана. Считается, что хороший промышленный дизайнер — тот, чьей работы не видно. Например, вы взяли в руки письменную ручку и ни разу не подумали о том, что вам палец натирает, — значит работа дизайнера отличная. Чем лаконичнее выглядит вещь, тем лучше. Лаконично – это  не значит просто. Мы с детьми видим неудобства в жизни и ищем решение для этих проблем. Но когда доходит до формы… Вот, например, было задание — домик для животного. У детей обязательно — прямоугольник! Они делают то, что видят: весь город в прямоугольных зданиях, и они такое же делают. Напротив, если просишь их найти более интересную форму, они находят картинки ну совсем замысловатые. Иногда бывает трудно донести, что функция предмета определяет внешний вид. Вот, например, робот. От того, что у него внутри, зависит, каким он будет внешне – с руками, на колесах, или как-то по-другому будет двигаться.

— Как вам Чепецк с точки зрения промдизайна?

— Нам однажды проводили экскурсии в соседний микрорайон. Рассказали городскую легенду, будто строители решили, выкладывать кирпичи чуть-чуть по-разному в каждом доме, для того чтобы жители не заблудились среди одинаковых домов.  Город строился быстро, и я не думаю, что тогда задумывались о том, чтобы он выглядел как-то по-особенному. Мне больше всего нравится въезд в город – от стелы по правую руку (по улице 60-лет октября). Утром, когда въезжаешь в город, тебя встречает солнце. Мне нравятся эти широкие улицы. Есть интересные постройки: «Янтарь» необычен по архитектуре, стела интересна.

— Есть ли  у вас или ваших учеников какие-то соображения, как город можно изменить?

— Мы сейчас разрабатываем проекты, направленные на развитие города. Он у нас и так, по сути, развивающийся, в нем все время что-то происходит, здесь много групп по танцам, по вокалу для всех возрастов, отлично развивается спорт. Хочется, чтобы и город выглядел так же креативно, как и люди, которые в нем живут. Я ребятам предложила идею разработать место, куда им лично с друзьями захотелось бы прийти. Они придумали развлекательный центр на улице Терещенко. Есть интересный проект:  открытый каток, где в центре будет здание, в которое можно въехать на коньках, погреться, выпить чай. Есть опыт других технопарков в нашей стране, когда проектом заинтересовывались, и на него находились деньги для реализации.

— Чего не хватает городу сейчас?

— Сейчас мы работаем над путепроводом на Вятской набережной. Он не функционирует уже несколько лет. Это очень неудобно для жителей. Насколько я знаю, сейчас, кроме нас, над этим никто не работает. Если будет готовый проект, может, и деньги под него найдутся. Это ведь не уникальный случай для Чепецка.  Детская площадка на Вятской набережной тоже была разработана детьми, над ней работали ученики лицея. Мы разобрались, что этот мост можно отремонтировать, а не сносить и делать новый, что выйдет дешевле, консультировались с мостостроителем. Правда, возникла дискуссия по поводу внешнего вида моста – мальчики хотят что-то современное, мост будущего, а девочки ориентируются на близость ЗАГСа, поэтому хотят, чтобы место было знаковым – это первый мост, через который проносят невесту, поэтому и выглядеть он должен соответственно – цветы, подсветка.

— От промдизайна всегда ждут, что он идет в ногу со временем, так ли это на самом деле, какую роль играют традиции?

— Традиции – это не плохо, ни хорошо. Но молодежи нужно стремление вперед, взгляд в будущее. К сожалению, часто такое стремление бывает поверхностным. У меня есть ученица, которая придумала площадку для буккроссинга, но идея не реализовалась, я предложила другим ребятам, а они мне отвечают, что у многопрофильного лицея такое место есть: «Да есть там старые книги, «Мертвые души» какие-то, «Война и мир». Мне это странно, мы на классике росли, это помогало сформировать наш внутренний стержень, понимание правильного и не правильного поведения.

— А зачем дизайнеру читать, от него же совсем другие компетенции требуются?

— Тут дело не в одном чтении. Весь наш образ жизни и интересы влияют и на работу тоже. Если ты поверхностно относишься к жизни, то и работа будет желать лучшего: непродуманно, не соотносится с тем временем, в котором живешь. У всех известных дизайнеров сложился свой стиль из их жизненного опыта. Здесь еще и эмпатия важна. Вот если я вижу, что бабушке неудобна сумка, которую она тащит, то понимаю, что могу сделать ее жизнь легче. Если бы нам было плевать на всех бабушек, то мы бы и не делали крутые вещи. К промдизайну ведь относятся не только машины и самолеты, но и ручка двери – насколько удобно брать ее в руку — стол, парта, стул, весь предметный мир, который рядом с нами. Это ведь еще отражение нашего внутреннего мира. Мы не случайно окружаем себя теми или иными вещами. У дизайнера обратная задача – представить человека, которому наша разработка будет интересна – от пола и возраста до увлечений. Поэтому я призываю своих учеников обращать внимание на тонкости жизни.

— Современные ученики, какие они?

— У меня было несколько удивлений. Сперва выяснилось, что они не умеют мыслить пространственно, хотя столько 3Д-разаработок существует, и они сами постоянно находятся в этих играх. А оказывается, что им сложно представить, как полочка выглядит в разных ракурсах. Оказалось, что они не хотят работать руками – порой нужно отрезать, а им не хочется и они отрывают. Для меня это просто варварство (смеется)! Есть вообще проблема современного общества, которая есть и у детей, и у взрослых – это неумение работать в команде. Часто так бывает и в рабочих коллективах, когда один член команды все берет на себя, а другой просто присутствует. Суть проектной деятельности, которой мы пытаемся обучить, это еще и взаимодействие, умение договориться, кто за что будет отвечать.

— Что нам ждать от промдизайна в будущем?

— Мы всегда думаем об этом. Есть различные футуристические концепции. Совсем недавно с коллегами был разговор. Все, что связано с технологиями, — очевидна тенденция к уменьшению размеров. Сравните первый компьютер и современные! Мебель изменение размера не ждет, но может поменяться форма, хотя тут больше будет играть роль мода на стиль. Главное направление деятельности – упрощение форм и использование новых материалов.

— Дома останутся прямоугольными?

— Мне самой интересно!





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности