Это нужно живым

Знаем ли мы, какой путь прошли наши родные в годы Великой Отечественной войны? О своих изысканиях рассказал житель Кирово-Чепецка Леонид Свалов.

Леонид Иванович, ваш отец, Иван Иванович Свалов, был участником войны. Расскажите о его боевом пути.

— В декабре 1941 года его девятнадцатилетним призвали на фронт и направили проходить подготовку в 71-й запасной лыжный полк, входивший в состав 34-ой запасной стрелковой бригады. Штаб бригады тогда находился на Пятницкой улице, где в настоящее время располагается областной военкомат. Эта бригада за все четыре года существования подготовила и отправила на фронт около 250 тысяч бойцов, в том числе 30 лыжных батальонов (более 16 тысяч лыжников).

В начале января шесть лыжных батальонов отправили на Западный фронт, а через месяц, при наступлении на деревню Агарыши Калужской области, в живых остались немногие. Возвращаясь из разведки, отец был ранен в ногу и трое суток пролежал на снегу, пока его не нашли санитары и не вытащили к своим позициям. Ему тогда повезло, что нашли его наши, а не немцы, которые каждую ночь отправляли на поле боя карателей, добивавших раненых и снимавших с них теплую одежду.

Отец перенес несколько операций, врачам пришлось ампутировать израненную ногу выше колена. А после ему поставили протез и отправили домой.

О том, что пришлось пережить отцу, вы узнали от него самого?

— К сожалению, нет. Отец не любил вспоминать войну и вообще все, что с ней было связано. В 17 лет я уехал учиться, а вскоре папа умер, и о том, через какие испытания ему пришлось пройти в годы войны, у меня остались лишь его отрывочные воспоминания. Но спустя годы я почувствовал потребность узнать об этом как можно больше.

В 2007 году обратился к архивным документам, потом съездил на поле боя, где моего отца ранило. Познакомился с поисковиками и даже проехал по всем госпиталям, где лечился отец. Встретился с дочерью санитарки, которая выхаживала отца в одном из госпиталей.

Мне также удалось познакомиться с руководителем патриотического объединения «Память» Владимиром Ворониным, который живет и работает с детьми неподалеку от деревни Агарыши. Ежегодно вместе со школьниками он поднимал из земли останки советских солдат, которые затем хоронили в братской могиле в деревне Белицы. Благодаря ему и другим неравнодушным людям было найдено 1154 неизвестных солдата. На собственные средства Владимир Иванович заказал большие плиты с именами павших бойцов и облагородил территорию.

Он помог вам с информацией?

— Да, через него я смог выйти на командира 184-го лыжного батальона Петра Ивановича Лукоянова, который тоже участвовал в том бою у Агарышей. Эшелон, в котором он ехал, в начале октября 1941 года прибыл из Златоуста в город Слободской Кировской области, и появилась проблема с обмундированием новобранцев. Одевали бойцов во что придется, в конце концов нашли шинели и папахи на каком-то царском складе и выдали их бойцам. У нас даже фотография Петра Ивановича в этой форме есть.

Я думал, что отец и Лукоянов были в одном лыжном батальоне, но оказалось, что в разных. Просто их подразделения шли параллельно и заходили с разных концов деревни, поэтому и описание деталей боя во многом совпадает.

Ваша цель – проследить путь отца в годы войны – достигнута. Что дальше?

— А дальше – проследить путь каждого лыжника, отправленного на фронт после обучения в одном из четырех запасных полков, входивших в состав 34-ой запасной стрелковой бригады. Я пытаюсь отследить судьбу каждого из 16 тысяч бойцов. Безусловно, это очень большой труд, в настоящее время есть сведения о пятистах солдат и офицеров.

Это, в основном, работа с архивами?

— Совершенно верно, и как раз работа в архиве очень трудоемкая, тем более что около половины сохранившихся документов по лыжным батальонам до сих пор засекречены, и доступа к ним у меня нет.

В первый день можно только заказать необходимые документы, на второй день с ними поработать, причем читальный зал архива работает с 10 до 16 часов. Фотографировать документы нельзя, можно переписать от руки, поэтому за день удается изучить лишь небольшое количество документов. Ну а вечер можно посвятить перепечатке данных на электронный носитель.

Однако слышал, что запрет на фотофиксацию материалов в архивах сняли, и теперь дело пойдет гораздо быстрее.

Леонид Иванович, что же тогда происходило в районе деревни Агарыши?

— Под Вязьмой в то время была окружена 33-я армия генерал-лейтенанта Михаила Ефремова, на помощь которой отправились 43-я, 49-я и 50-я армии. Судя по документам, тот бой у деревни Агарыши произошел 27 января 1942 года. На территории площадью один гектар с обеих сторон было сосредоточено около 250 тысяч солдат. Наши части иногда шли по открытым полям, которые свободно простреливались на расстоянии полтора километра.

Когда ездил на места боев, я встретился с двумя местными жительницами, которым в 1942 году было семь и восемь лет. Они кое-что помнили и даже показали места захоронений наших и немецких солдат.

Там много полей, на каждом лежит по 10 тысяч человек. Если их поставить рядом плечо к плечу, они не упадут. На этих «долинах смерти» лежат и вятские лыжники, имена которых должны быть навсегда вписаны в героическое прошлое нашей страны.

Беседовала Наталья Зиятдинова


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности