«В мире еще полно мест, где я не был…»

Коренной житель Кирово-Чепецка в составе российской экспедиции с зимы нынешнего года работает в Антарктиде. Лев Синкин рассказывает об особенностях жизни и работы в полярных условиях.

Лев, для начала расскажите немного о себе.

— Родился я в Кирово-Чепецке в 1983 году, здесь же получил средне-специальное и высшее образования. Первым местом работы по специальности стал Информационный центр городской централизованной библиотечной системы, затем были предприятия коммунальной сферы, городская администрация и два крупных коммерческих предприятия города. До отъезда я работал инженером информационных технологий на мебельной фабрике “МЦ-5”

Как вы оказались в Антарктиде?

— Всё началось с объявления о том, что нужен системный администратор в Антарктиду. Это объявление уже давно почти в качестве анекдота гуляло в Сети. В январе прошлого года я отправил в Научно-исследовательский институт Арктики и Антарктики своё резюме. Через полгода мне ответили и пригласили на собеседование. А дальше завертелось… Конечно, немного волновался перед собеседованием, но всё прошло замечательно.

Гораздо больше опасений было по поводу медкомиссии: требования к здоровью членов экспедиции очень строгие. Кроме того, было необходимо пройти начальную морскую подготовку. После успешного завершения всех этих мероприятий я был зачислен в состав 65-ой Российской Антарктической Экспедиции (РАЭ). Все сомнения остались позади, да и упускать такой шанс было глупо.

Что значит «такой шанс»?

 — Шанс побывать в Антарктиде мало кому выпадает. Нам предстояло в буквальном смысле пересечь океан, перейти через экватор. Где, как не в Антарктиде, ещё увидишь толпу пингвинов, идущую на тебя, или тюленя, который абсолютно не обращает на тебя внимания, когда ты фотографируешься рядом с ним? Видеть полярное сияние над головой, следить за движением айсбергов в бухте, видеть дно озера сквозь кристально чистый лёд — разве это не интересно? Своими впечатлениями я регулярно делюсь в соцсетях и в телеграм-канале.

Как близкие восприняли ваше решение поехать на край Земли?

— Они были рады за меня, никто не отговаривал. Дальше Антарктиды только космос. Конечно же, они переживали, как доберусь, как себя чувствую, как переношу полярную ночь, здоров ли…

Где вы сейчас находитесь географически и как вы добирались?

— Сначала ехал до Санкт-Петербурга на поезде. 14 января научно-исследовательское судно «Академик Фёдоров» покинуло порт и взяло курс на Антарктиду. Плавание длилось примерно полтора месяца с остановками в Германии и ЮАР для пополнения запасов. В конце февраля судно бросило якорь в нескольких милях от станции Прогресс, на место мы были доставлены вертолётом. Станция находится в Восточной Антарктиде на территории Холмов Ларсеманн на берегу залива Прюдс, близ озера Степпед.

 Поделитесь первыми впечатлениями после прибытия на место.

— Трудно описать впечатления, когда вы оказываетесь здесь, на краю Земли. Первое, что бросается в глаза, — это необычная природа Антарктиды: ни одного куста, ни одного дерева. Природного зелёного цвета нет вообще. Только лёд, снег и камни. На второй день нашего пребывания на территорию станции зашли несколько пингвинов Адели. Видеть их на расстоянии вытянутой руки – это просто восхитительно.

Три недели длилась передача дел и завершение сезонных работ, поэтому часть коллектива 64 РАЭ была ещё с нами, и судно стояло относительно недалеко. Когда вертолёт забрал последних участников 64 РАЭ, а судно сообщило о своём уходе, пришло полное осознание того, что мы — 26 человек — остаёмся тут одни. В период с апреля по декабрь станция живёт автономно: самолёты и вертолёты не летают, суда не приходят. Следовательно, именно на зимовочном составе лежит вся ответственность за работу станции и её подготовку к сезонным работам следующего года.

В Антарктиде разрешена только научная деятельность. Расскажите, чем вы занимаетесь, каков коллектив?

— Случайных людей на полярных станциях нет. Человек должен чётко понимать, какие испытания ему предстоит пройти и в каких условиях окажется. Научная деятельность на станциях была бы невозможна без технической поддержки. Поэтому, кроме научных сотрудников (гидрологов, геофизиков, метеорологов, гляциологов, астрономов, магнитологов), на станции есть и технические специалисты. Я — специалист по информатике. Если проще, то сисадмин. Обязанности те же, что и на большой Земле, только офис поменьше.

Число полярников на станции колеблется от 26 до 100 человек. Но зимовочный состав (в период с марта по ноябрь) — это 26 человек. В начале лета (здесь это декабрь) приедут сезонники и значительно увеличат население станции.

Как проходит ваш день на работе и как проводите свободное время?

 — Наш рабочий день мало чем отличается от рабочего дня на Родине. Разве что нас не выводили на «удалёнку», и карантин касается только посещения соседних станций. Мой рабочий день состоит в мониторинге состояния парка вычислительной техники, поддержании его в рабочем состоянии и модернизации по мере возможностей. Сами понимаете, магазинов тут нет.

В свободное время мы изучаем окрестности, ходим на рыбалку, читаем, смотрим кино, играем в настольные игры. Для поддержания формы здесь есть замечательный спортзал. Каждый находит себе занятие по душе.

На основе огромной коллекции различных фильмов и передач в локальной сети было настроено вещание нескольких каналов.

Расскажите о бытовых условиях проживания на станции.

 — Станция Прогресс — одна из лучших российских станций. Зимовочный комплекс был построен в 2013 году, поэтому бытовых трудностей мы не испытываем. У каждого полярника своя комната — личное пространство здесь очень ценится.

С января этого года у нас заработала сотовая связь (на базе МТС), и мы стали на шаг ближе к цивилизации. О питании здесь можно говорить бесконечно. Основная задача — не набрать лишний вес, так как кормят отменно. Главное для полярника — это хороший начальник и хорошие повара. Нам повезло по всем пунктам. Дефицита в витаминах также не испытываем. Проблем с горячей водой тоже нет, благодаря современному оборудованию станции.

Во время полярной ночи у полярников иногда сбивается сон, но, к счастью, ночь длится недолго.

С какими трудностями приходится сталкиваться?

— Особых бытовых трудностей нет. Сложности доставляют в основном погодные условия. Однажды пришлось тянуть 300 метров уличного кабеля по эстакаде в мороз и ветер. А когда скорость ветра превышает 35 м/с, то вводится строгий запрет на передвижение по территории станции и запрещается покидать здания без разрешения начальника.

Помимо своей основной работы, каждый полярник также работает монтажником, стропальщиком, грузчиком. Мне доводилось несколько раз помогать гидрологу: выезжали на замеры толщины льда для организации перевозки грузов кратчайшим путём.

Все сотрудники, кроме начальника и поваров, дежурят на камбузе и абсолютно все без исключения дежурят по помещению и поддерживают порядок. Уборщиц здесь нет. Ограничения относительно использования воды могут вводится лишь в период сезонных работ, когда людей на станции очень много.

Сейчас у вас там зима. Сильно отличается климат своей суровостью?

— Наша станция находится на берегу залива Прюдс — до океана рукой подать, поэтому у нас не так холодно. В течение зимы температура может достигать -30 градусов, но это редкость. В Чепецке иногда бывает холоднее. Здесь труднее привыкнуть к сильному ветру (до 45 м/с), который иногда или заносит станцию снегом, или, наоборот, выдувает всё до камней. Каждый полярник обеспечивается соответствующим комплектом одежды и средствами защиты, к примеру: у нас есть летний и зимний пуховики (смеется – прим.ред.)

Что больше всего удивило, поразило во время пребывания на Южном полюсе?

— Больше всего удивляет природа Антарктиды. Особенный восторг, конечно же, вызывает животный мир. Возможно, летом мы увидим в заливе касаток. До сих пор выхожу ночью на улицу, чтобы посмотреть на полярное сияние, – завораживающее зрелище! Возможно, мы увидим откол очередного айсберга от шельфового ледника рядом с нами. Шельфовый ледник движется постоянно, поэтому вероятность откола растёт.

Как давно вы не видели родных?

 — Любимую, детей и родных я не видел уже больше полугода. Но мы регулярно созваниваемся и обмениваемся фотографиями. Пару раз даже удалось поговорить по скайпу. Конечно, я очень скучаю по ним. К счастью, технический прогресс позволяет общаться гораздо больше, нежели нашим далёким предшественникам.

Как долго продлится ваша работа на станции и насколько там востребованы специалисты IT-сферы?

 — Как правило, именно осенью (март, апрель) происходит смена составов на круглогодичных станциях. Смена нашего зимовочного состава должна прибыть в марте следующего года. На сегодняшний день невозможно представить работу полярных станций без вычислительной техники, поэтому и существует спрос на системных администраторов в Антарктиде.

Как вы видите свою жизнь после возвращения из Антарктиды?

 — Прежде всего я вижу свою жизнь рядом с любимой и детьми. Об остальном пока ещё говорить рано. В будущем я не исключаю вариант возвращения на шестой континент. А вообще, в мире ещё полно мест, где я ни разу не был…

Фото: vk.com

Беседовала Людмила Резвова






«В мире еще полно мест, где я не был…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности