О Каринторфе, узкоколейке и модернизме

В Кировской области побывал историк архитектуры, автор проекта «Москва глазами инженера» Айрат Багаутдинов.

Айрат, как вы оказались в Кирово-Чепецке?

— Кирово-Чепецк – довольно известный в России город, и я о нем слышал, но вот побывать не приходилось. В декабре меня пригласили в Киров выступить с лекциями в рамках федерального проекта «Энергия науки» и в качестве познавательной программы предложили посетить город Слободской и микрорайон Каринторф Кирово-Чепецка.

Проехали по узкоколейной железной дороге?

— Да, мне предложили проехать по узкоколейке и побывать в Музее железной дороги. О Каринторфе ничего не слышал, поэтому было очень интересно увидеть все своими глазами.

Это была моя первая поездка по узкоколейной железной дороге на территории России, ранее мне приходилось бывать на подобной дороге в Грузии, между Боржоми и Бакуриани. Она, а также другие узкоколейки в России – это туристический бизнес, а в Кирово-Чепецке дорога действующая и необходима жителям микрорайона. Это очень интересно.

Ваши впечатления о поездке?

— Маленький локомотив и небольшие вагоны вызывают умиление и чувство уюта. Впервые увидел в вагоне печку-буржуйку. Приятно было окунуться в настоящую русскую зиму, ведь в Москве снега мало, а тут все искрится на солнце (нам повезло с погодой), и деревья запорошены снегом…

В Каринторфе было не меньше впечатлений. Сначала мы побывали в Музее железной дороги, увидели дрезины разных модификаций, вагон-ресторан, автомотрису и многое другое. С большим интересом послушали рассказ организаторов музея о том, как они его начинали и развивали, какие у них планы на будущее.

Во время прогулки по Каринторфу увидели дома послевоенной постройки — необычные строения, мне такие еще не встречались. Я уже рассказал о них в Инстаграме и получил большой отклик читателей. Здесь прослеживаются черты классической архитектуры, которая развивалась в нашей стране после войны, когда нужно было утверждать в архитектуре тему победы. Условно этот стиль можно назвать сталинской неоклассикой.

У вас есть любимый период в архитектуре?

— Мой любимый стиль – это хорошая архитектура. Вообще в любом стиле архитектуры, от древнеегипетской до современной, есть свои прекрасные произведения.

Даже в столь монотонной, как советский модернизм?

— Конечно. Сам по себе модернизм зародился на рубеже XIX и XX веков. Австрийский архитектор, мастер стиля модерн Отто Вагнер еще в 1896 году в своей книге «Современная архитектура» писал, что архитектура должна быть созвучна современному уровню развития техники, общества и психологии человека.

Представители модернизма основными признаками нового стиля считали простоту, минимализм, лаконизм, минимум орнаментальности и использование современных материалов (железобетон, сталь, стекло). Это уже не говорящая архитектура, когда о торжественности здания говорит колонный портик, о победах — лепнина, а скульптура Гермеса на фронтоне – о его торговом предназначении. В модернизме нам предлагают восхищаться абстрактными вещами – геометрическими телами, залитыми локальным светом плоскостями и т.д.

Это эстетика перевернутой тектоники, когда здание не стоит твердо на земле, а как бы парит в воздухе. То есть тяжелое покоится на легком, в качестве примера приведу так называемый дом на курьих ножках в Кирово-Чепецке.

Минимализм и простота как раз и прослеживаются в архитектуре массовой застройки. В те годы было не до изысков, нужно было предоставить людям более комфортные условия проживания. 

— Архитекторы того времени, находясь в условиях ограниченных ресурсов, пытались решить определенную задачу. Ограниченные ресурсы — это не только финансы и сроки, но и сама идея типового жилищного строительства.

На ранних ее этапах была довольно жесткая типизация, когда типовыми были даже не конкретные части и секции, а весь проект дома. Архитекторам тогда нужно было лишь привязать его к участку и решить задачи благоустройства и озеленения. На более поздних этапах это были лишь типовые секции, которые можно было сочетать с другими вставками. Примеры таких домов я увидел и в Кирово-Чепецке, где, к сожалению, побывал лишь проездом.

Чего не хватает в плане архитектуры в небольших провинциальных городах?

— В первую очередь отмечу низкое качество дизайна городской среды, благоустройства, отсутствие единого дизайна рекламных баннеров, торговых вывесок, доступности городской среды для маломобильных групп населения.

Жаль, что не успел прогуляться по Кирово-Чепецку, но заметил, что у вас есть важные для комфортного проживания признаки модернизма: широкие тротуары, много зелени, а дома построены с отступом в виде газонов от красной линии (проезжей части).

Вы являетесь автором проекта «Москва глазами инженера», в рамках которого проходят интересные и познавательные экскурсии по Москве. Интересен ли вам Кирово-Чепецк и в частности Каринторф в этом плане?

— Почему бы нет? Путешествуя по городам России, всегда автоматически рассматриваю их с туристической точки зрения, отмечаю, что хорошо бы вписалось в программу, а чего не хватает. Туристический кластер вокруг Кирова уже близок к тому, чтобы сложиться в готовый продукт, но требует серьезной проработки, улучшения инфраструктуры. Хотелось бы поближе познакомиться и со столицей вашего региона, и с Кирово-Чепецком.

Досье

Ф. И. О.: Багаутдинов Айрат Равилевич

Дата рождения: 25 мая 1988 года

Образование: высшее, инженер-строитель

Семейное положение: холост

Увлечение: кино, игра на гитаре

Отдых: путешествия

Любимая книга: русская поэзия

Любимый фильм: научная фантастика

Беседовала Наталья Зиятдинова

Фото: Владислав Шатило РБК






О Каринторфе, узкоколейке и модернизме

  1. Псидоров:

    Мне особенно нравитсяивагон-ресторан.
    Без шуток! Это будет хит сезона 2021.!!!
    Предлагаю долю в франшизе…)))))

  2. Гость:

    Было бы вообще супер, если дорогу восстановили до Слободского. А то эти 10 км. ни о чем…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности