Служба в розыске – это образ жизни

5 октября в России отмечается День сотрудников уголовного розыска. О своей службе рассказал старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска Александр Сергеев.

Александр Владимирович, как складывалась ваша жизнь до прихода в органы внутренних дел?

— Я родился в Кирово-Чепецке, окончил 9-ую школу (сейчас гимназия №1), после 9 класса отучился на токаря-универсала, затем ушел на два года в армию. Служил в Хабаровском крае в танковом полку. Сразу после возвращения, в 1998 году, устроился работать стрелком во вневедомственную охрану, потом перевелся в роту охраны старшим группы захвата и параллельно учился на юриста. В 2002 году перешел в уголовный розыск.

Неужели вы с детства мечтали о службе в милиции и об уголовном розыске?

— Да, я с детства решил, что буду милиционером. В семье, можно сказать, сложилась династия: много родственников работало в милиции, отец был пожарным, но тогда эта служба тоже входила в систему МВД.

Как начиналась ваша служба в уголовном розыске?

— Я пришел в отдел на должность оперуполномоченного в звании младшего лейтенанта и сразу же попал в группу по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений. Это убийства, изнасилования, разбойные нападения, грабежи, похищения людей, вымогательства. Тогда я работал с двумя наставниками, которые меня и натаскивали на раскрытие. В группе нас было трое. Владимир Штин был «мозгом», а Сергей Зимакин (выходец из ОМОНа) и я – «ударной силой»: установить, найти, привести. Но поймать преступника мало – надо еще доказать, что это он совершил, потому что мало кто готов сам сознаться в убийстве, например. Вот и начинаешь работать с «земли» —  места происшествия, далее поиск и опрос очевидцев, свидетелей, отрабатываешь окружение предполагаемого преступника и т.д.

В то время процветала уличная преступность: было много грабежей, разбоев. В сутки находили по два-три криминальных трупа. Вспоминаю, в 2004-м или 2005-м году я был на дежурстве. Сначала выехал на Юбилейную улицу на труп мужчины, которого насмерть избили – на спине даже остались следы обуви и отпечаток от биты. А через пару часов уже пришлось ехать в Перекоп, где был обнаружен труп мужчины с шестью ножевыми ранениями в живот. Это преступление удалось раскрыть по горячим следам, а с убийством на Юбилейной пришлось возиться несколько месяцев, но все же раскрыли и его.

Сейчас работать легче – везде по городу видеокамеры, что очень помогает в раскрытии преступлений. Например, несколько лет назад во дворе дома на проспекте России было совершено убийство риелтора. Мы изъяли записи камер видеонаблюдения, установленных на различных объектах на проспекте. И можно было смонтировать буквально целый фильм: техника запечатлела все — от выхода убийцы с оружием до момента убийства.

Расскажите об отделе УР сегодня.

— Не буду скрывать, уголовный розыск, как и вся полиция, сегодня испытывает кадровый голод. В этом году пять оперативников ушли на пенсию, на подходе еще столько же. Средний возраст действующих сотрудников — 30-35 лет. Из-за некомплекта нагрузка большая.

Молодые к нам идут неохотно – им проще смену на производстве отработать за аналогичную зарплату. Да и попасть в уголовный розыск не так-то просто, не каждый действующий сотрудник подойдет для этой службы. У человека должен быть определенный потенциал, рвение к работе, он должен хорошо знать город, контингент.

Бытует мнение, что уголовный розыск – это элитная служба в МВД. Вы согласны?

— Согласен. Но и другие подразделения не менее важны, будь то следствие, дознание, ППС. .. Попробуй убери хоть одно – все будет уже не то. Вот сейчас убрали из системы МВД СОБР, ОМОН, а в 2000-х, к примеру, без них было никуда. Да и сейчас они нам помогают. Буквально на этой неделе вызывали ОМОН — совместно с миграционной службой, ФСБ, прокуратурой работали по незаконной миграции.

Правда, что даже уголовники уважают оперативников?

— Да, это так. Криминалитет может отказаться разговаривать с представителем другой службы, а с нами на контакт идет. Возможно, это потому, что мы сопровождаем преступников от момента задержания до отправки в места лишения свободы, а то и там бываем. У службы свои особенности. К каждому нужен свой подход, чтобы разговорить. Психология…

Вам приходится иметь дело с особым контингентом: грабителями, насильниками, убийцами. К этому привыкаешь?

— Постепенно привыкаешь. Как у нас говорят, служба в розыске – это уже не работа, а образ жизни.

Это накладывает определенный отпечаток?

— На работе ты один человек, дома – совершенно другой. И это нормально. С другой стороны, для сотрудников УР работа – по сути второй дом. Мы с коллегами дружим семьями, вместе отдыхаем, у нас общие интересы.

С другой стороны, для оперативника работа – по сути второй дом. Мы с коллегами дружим семьями, вместе отдыхаем, у нас общие интересы.

Наверное, мы более закрыты, наблюдательны, подозрительны. При первом общении с человеком в обычной жизни оцениваем его более глубоко, чтобы сразу понять, стоит ли с ним дальше иметь дело.

И все же у оперативников формируются особые черты характера, поведения. Ведь так?

— Да, наверное, мы более закрыты, наблюдательны, подозрительны. При первом общении с человеком в обычной жизни оцениваем его более глубоко, чтобы сразу понять, стоит ли с ним дальше иметь дело.

Можете рассказать какой-нибудь курьезный случай?

— Лет 8 назад в дежурные сутки выехал в составе следственно-оперативной группы в сады на кражу. Нужны были понятые, чтобы произвести осмотр места происшествия. Нашли на одном из участков двоих парней, которые за деньги вскапывали землю. Они поучаствовали в мероприятии как понятые, расписались в протоколе осмотра и ушли. Через два дня мы установили скупщика краденого, который сообщил координаты того, кто принес ему вещи на продажу. И это оказались наши понятые: днем копали – вечером воровали.  После двух недель поиска мы их задержали при помощи наших коллег из Кирова, но над нами тогда смеялась вся область. Я урок на всю жизнь извлек: проверять нужно все и сразу, а мы тогда не сверили отпечатки обуви, не заподозрив понятых.

Что приносит наибольшее удовлетворение на работе?

— Когда удается раскрыть так называемое неочевидное преступление или убийство прошлых лет, которое долгие годы было «глухарем». Например, в 2005 году в поселке Ключи было совершено убийство водителя такси. Раскрывать его нам пришлось 9 месяцев. Когда нам удалось установить преступника, тот уже сидел за изнасилование в Нижегородской области. В итоге по совокупности совершенных преступлений он получил 24 года лишения свободы. Самому ему на момент совершения убийства было 19 лет.

Есть ли какой-то универсальный совет, как не стать жертвой преступления?

— Сейчас самые распространенные – это дистанционные преступления, и в этом случае просто нельзя быть настолько доверчивыми. А чтобы не стать жертвой тяжких преступлений, нужно тщательно выбирать компанию и место отдыха, а также помнить, что алкоголь – частый спутник преступлений. А то бывает, что выпивали весь вечер, танцевали, флиртовали, вместе поехали домой, а через несколько часов она заявляет об изнасиловании…

Поддерживает ли семья ваш выбор профессии

— С женой я познакомился на работе. Она тоже сотрудник полиции. И о работе дома мы стараемся говорить. Конечно, важно, чтобы вторая половина понимала особенности службы в розыске: когда муж может задерживаться, уйти на сутки, а то и больше, не отвечать на звонки…

Вы не задумывались о смене профессии?

— Нет.

О чем мечтаете на службе и в жизни?

— О повышении не мечтал и не мечтаю. Хочу, если будет возможность, поехать на Байкал. Но самое главное – чтобы моя маленькая дочь, у которой хроническое заболевание, смогла вылечиться без негативных последствий.

Как проводите свободное время?

— В выходные еду с семьей и с друзьями на дачу. А в отпуске жена с ребенком отдыхает на море, я же люблю гостить у друзей в других городах. Жариться на солнце – это не мое, мне лучше у костра в лесу полежать.

Есть ли какая-то традиция празднования Дня уголовного розыска?

— Обычно собираемся с коллегами-друзьями и женами, приглашаем наших пенсионеров. Обязательно поздравляем на дому более возрастных ветеранов.

Что хотите пожелать себе и коллегам?

— Здоровья, крепкой семьи и оперского фарта!

Досье

Сергеев Александр Владимирович

Дата, место рождения: 27 апреля 1978 года, г. Кирово-Чепецк

Должность: старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска МО МВД России «Кирово-Чепецкий»

Образование: среднее специальное юридическое

Семья, дети: женат, есть дочь

Предпочтения в музыке: рок («Metallica», «Scorpions», Оззи Осборн)

Беседовала Людмила Резвова






Служба в розыске – это образ жизни

  1. Гость:

    Мужик!!!

Добавить комментарий для Гость Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности