Все о Кирово-Чепецке
и его жителях
12+
Скачать газету
Завтра была война
08 мая 2022
0
18

Накануне Дня Победы мы пообщались с Александром Сергеевичем Ворожцовым, ветераном войны, который проявил себя и в послевоенное время.

Александр Сергеевич, расскажите о своей семье, о вашем детстве.

— Родился в 1927 году в Кировской области, в деревне Пашки Вожгальского района (ныне Куменского), в крестьянской семье. Нас в семье было шестеро детей, жили с мамой, папой, бабушкой и дедушкой.

Мне было 14 лет, когда отец 1 августа 1941 года ушел на войну. А 16 августа уже «похоронка» пришла – пропал без вести. Друг, служивший вместе с ним, рассказал, что под Ленинградом в отца попал снаряд.

Без мужиков в колхозе было непросто. Я окончил 5 класс и больше в школу не пошел. Меня назначили помощником старичку в кузницу, а старший брат работал счетоводом в колхозе – образование 7 классов у него было. В кузнице мы ремонтировали всю сельскохозяйственную технику. А через год-полтора старичка не стало, и я работал один вплоть до призыва в армию. Часов по 12-14 находился в кузнице. На обед брал бутылку молока и хлеб. Муку экономили, к ней добавляли сушеную траву и так пекли хлеб.

Как вы узнали о начале войны?

– Помню, в колхозе как раз поспел горох – лакомств особо не было, и нас в выходной на час пускали наесться им. Мы только оттуда вернулись. Из сельсовета приехал верховой и сообщил, что началась война, – не было ни радио, ни телефонов. Все загоревали. Помню, как провожали отца на фронт: на телеге мама повезла его в Киров, а мы остались. Тогда отец прослезился, мне и старшему брату сказал: «Вы, сыночки, за больших остаетесь. Помогайте маме, а мне уже, чувствую, не вернуться».

Как вы попали на фронт?

– В 1944 году мне исполнилось 17 лет, и меня взяли в армию, а мать осталась с четырьмя маленькими детьми. Я попал в Свердловск, в 40-й учебный танковый полк. Нас обучали на командиров орудий, на заряжающих, на механиков-водителей. Я попал в команду командиров орудий – ныне они считаются наводчиками. Кормили нас плохо – капустный супчик без мяса, буханку хлеба на 10 человек делили. И чтобы никто не обижался, раздавали их вслепую (смеется). На второе давали капусту квашеную. И только в день выпуска кашу сварили.

Гоняли нас здорово: зимой холодно, худющие были. Через шесть месяцев обучение закончилось, и нам велели самостоятельно распределиться в экипажи по три человека. Со мной оказался механик-водитель Саша Чувашов, тоже 17-летний парень, а заряжающим был пожилой мужчина. Нас отправили на Уралмашзавод. Мы занимались испытанием пушек на полигоне, после чего нас погрузили целым батальоном – 21 танк — на рельсы. Ехали в вагонах-телятниках, там установили печки, а трубы вывели на крышу. Привезли в Свердловскую область, недалеко от села Пышмы, и мы в лесу жили в землянках. Нары стояли вплотную, портянки негде было сушить – сушили ночью, положив под себя. Изучили технику, орудия, и нас отправили на Запад.

А скоро и войне конец…

— Да. Довезли нас до Венгрии, до города Печ, где неподалеку был военный городок. Там 27-й отдельный танковый батальон был выведен из боя. Мы его пополнили составом и техникой и поехали своим ходом в Германию. В Вене разгрузились, чтобы отдохнуть, подзаправиться горючим, пополнить запасы боеприпасов. Два-три дня прошло, и нам сообщили, что война закончилась.

Какие эмоции вы испытали в тот момент?

— Конечно, были рады, что 17-летние пацаны не попали в такую битву. Отпраздновали победу, открыв стрельбу из автоматов.

Что было дальше, после окончания войны?

— В Вене мы прожили не больше месяца. Наши средние танки заменили на тяжелые ИС-3 и своим ходом направили в село вблизи города Капошвара. Там в горах и лесах ночью совершали вылазки вооруженные группировки. Предстояло навести порядок. С мая 1945-го по июнь 1946 года мы прочесывали местность. Кого-то выловили, кого-то уничтожили, а кто-то сам рассосался.

В 1946 году нас перевели в Узбекистан, в военный городок под Самаркандом. Последние пять лет я служил в 13-ом тяжелом танковом сталинском краснознаменном ордена Кутузова третьей степени полку. Днем мы ездили на занятия на полигоны, которые находились через горную реку. А деревянный мост не выдерживал тяжелые танки, и пришлось замуровывать все щели и идти вброд под водой. Технику приводили в порядок ночью – днем стояла такая жара, что до металла дотронуться было невозможно.

Как вы оказались в Кирово-Чепецке?

— В 1951 году после демобилизации я вернулся в родной колхоз. Мне было 24 года, пора уже было заводить семью. Но из колхоза меня не отпускали – нужны были трактористы. Кое-как договорился с председателем сельсовета, получил паспорт… Двоюродный брат отца в то время работал на кирово-чепецком химзаводе, и я поехал к нему. Поселился в общежитие, устроился в 76-й цех учеником аппаратчика. Там и отработал 32 года до пенсии и еще пять лет после выхода на пенсию.

Нравилось ли вам работать на химзаводе?

— Да, и работал неплохо: мой портрет был на Доске Почета, заработал орден «Знак Почета», несколько медалей за труд. Всегда ответственно относился к работе, отличное качество продукта было. Для коллег проводил занятия, передавал свой опыт и знания. Несмотря на то, что у меня было только 5 классов образования, в работе разбирался хорошо, вникал во все мелочи. Со здоровьем стало плохо, три года отдохнул, затем устроился на ЗМУ, где отработал еще 11 лет. В общей сложности отработал на химкомбинате 43 года.

С какими трудностями вы столкнулись после войны?

— Когда вернулся с войны, не было ни квартиры, ни одежды. Платили мало, а надо было потихоньку вставать на ноги. Женился, дети появились. Какое-то время жили на черном хлебе и молоке. Постепенно стали зарабатывать, жена тоже работала. Экономили, конечно. В 1963 году накопили на машину – купили «Москвич», на нем летом ездили в отпуск на море.

Какие награды вы получили?

— Из военных наград есть медаль «За победу над Германией», юбилейные медали. Есть и гражданские награды: медали «Ветеран труда», «Ветеран Великой Отечественной войны», «Ветеран химкомбината», «Ветеран атомной промышленности».

Александр Сергеевич, что для вас значит День Победы?

– Это радость, осознание того, что мы будем жить мирно, люди будут живы, здоровы. Мы же перед войной, после революции, уже начали хорошо жить: хотя развлечений мало было, а все равно собирались, на гармошках играли, плясали.

Досье

ФИО: Ворожцов Александр Сергеевич

Дата рождения: 21 октября 1927 года

Семья: вдовец, трое детей, шестеро внуков, пятеро правнуков

Образование: 5 классов

Девиз: жить нужно честно и справедливо

Хобби: садоводство, лыжи

Беседовала Юлия Коробейникова

 

Теги:
Комментарии
Добавить комментарий
Последние комментарии
Угнать за 60 секунд: Двое чепчан попытались угнать автомобиль на проспекте России
Лапландия 2024-06-17 15:47:40
И к чему комментарий? Статья вообще не про это. Люди хоть чем то вместо КБ увлекаются. И вы бы за ними трусцой вместо негатива. Глядишь и инфаркт вас не догонит.
Быть частью большой команды
Белый 2024-06-17 12:12:32
собрались на внеочередное пленарное заседание для рассмотрения вопроса о проекте изменений Налогового кодекса РФ
Можно подумать, что от их собрания что-то зависит? Посмотреть бы на того Того, который просто так с получки 50 млн. 1 копейка отдал бы в налоги 11 млн. руб.
Кого коснутся изменения в Налоговом кодексе
Й 2024-06-15 20:49:29
За год своего существования новое беговое сообщество «Уралхим Run Factory» объединило тысячи приверженцев здорового образа жизни.

Я, наверное, где-то не там хожу в городе, что-то не видно тысяч земляков бегущих от инфаркта, но зато читаю новости, где заводчане ЗМУ жалуются на плохую работу общественного транспорта. Хотя понятно, до ЗМУ не каждая птица долетит от города, что уж говорить о бегущем на ЗМУ человеке. Хотя на Полимер и ТЭЦ толпы даже просто идущих пешком также не наблюдаются. Где же интересно прячутся сторонники активного образа жизни, ау, люди, где Вы.
Быть частью большой команды
Гость 2024-06-15 18:07:10
Сентябрь уж скоро ...
Пляж Кирово-Чепецка официально не открыт, но готовится к этому
Алекс 2024-06-14 10:56:30