Наталья Маврина: «Психолог — профессия помогающая»

В исправительной колонии №11 отбывают наказание люди, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Но даже они доверяют сокровенные мысли психологам, среди которых Наталья Маврина.

Наталья, как получилось, что вы, хрупкая девушка, пришли работать в колонию?

— Когда я училась в школе, к нам приходили представители уголовно-исполнительной системы и рассказывали о службе. Уже тогда я планировала связать свою жизнь с психологией. Поступила в Вологодский институт права и экономики ФСИН России, по распределению попала в исправительную колонию строгого режима.

С какими чувствами шли в колонию в первый рабочий день? 

— Во время учебы мы проходили практику в спецучреждениях, поэтому небольшой опыт работы с осужденными уже был. Перед началом службы не пришлось сильно волноваться.

С чего начинаете свой день на службе?

— Определенная система у меня уже сложилась. На каждый день запланированы какие-то мероприятия согласно распорядку. С утра присутствую при заступлении сотрудников колонии на службу, а после работаю с осужденными.

Чем занимается пенитенциарный психолог?

— Все начинается с диагностики – тестов, бесед, заполнения анкет и наблюдения. Очень важна первая встреча с осужденными, когда психолог рассказывает, как будет строиться работа, какие правила в общении между психологом и заключенными нужно соблюдать. Затем составляется психологическая характеристика на каждого человека и начинается коррекционная работа. Это могут быть тренинги, лекции в группах и индивидуальные беседы с каждым.

А осужденные легко идут на контакт с психологом, да еще девушкой?

— У меня еще не было случаев, чтобы осужденные отказались от беседы или теста. Наоборот, однажды во время тренинга в группе один человек заплакал. Это было первый раз в моей практике… Я уверена, что осужденные меняются во время работы с психологом, пропускают все, что узнают, через себя, внутри каждого идет важная душевная работа.

За плечами каждого из них тяжкое преступление. С какими проблемами сталкиваются эти люди? 

— Изоляция, разрыв связей с родственниками, проблемы в семье… Те, кто совершил преступление, переживают за содеянное, их точит чувство вины, а удержать его в себе очень трудно, нужно поделиться. Тот осужденный, который заплакал на занятии, признался, что с момента преступления ждал, когда сможет выговориться.

Чем может помочь пенитенциарный психолог?

— Работа ведется весь период отбывания наказания. По результатам диагностики составляется индивидуальная программа для каждого. Психолог ведет осужденного по ней до самого освобождения.  Цель перед освобождением — помочь адаптироваться к жизни на свободе. А кроме плановой есть работа по индивидуальному запросу, когда у осужденного появляется потребность рассказать о своей проблеме и он приходит к психологу. Сейчас, например, работаем с осужденным с неуравновешенностью и идем к положительному результату.

Врачи придерживаются принципа «не навреди». А психолог в колонии?

— Этот принцип распространяется и на нас. Психологу нужно выстроить свою работу так, чтобы от нее был эффект. «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести». Важно организовать общение с осужденными так, чтобы люди сделали для себя правильные выводы и изменили отношение к жизни.

У каждого психолога есть свой подход к подопечным. Какой применяете вы?

— В вузе, где я училась, разрабатывают различные коррекционные программы, и я сейчас их применяю. Например, программу саморегуляции эмоционального состояния и подготовки к освобождению. Ее цель – развитие социальных навыков, которые помогут адаптироваться после выхода на свободу. Например, в группах мы проводим упражнение «пресс-конференция». Берем профессию, по которой, предположительно, будет работать осужденный, и моделируем ситуацию, когда он приходит на собеседование. Остальные играют роль работодателя и задают ему вопросы. Отрабатываем навыки взаимодействия с другими людьми на свободе. Конечно, это лишь одна из программ, их много.

Какова главная задача психолога? 

— Подготовить человека к освобождению. Как ни странно, осужденные привыкают к условиям жизни в местах лишения свободы. Там их всегда накормят, оденут, обуют, постирают одежду, обучат профессии, обеспечат работой. На воле никто за них это делать не будет. Многим приходится так тяжело, что они идут на очередное преступление и снова оказываются в привычных местах лишения свободы. Надо помочь им разорвать этот порочный круг, привести к раскаянию в совершенных преступлениях.

Работать с чужими проблемами сложно… Как отдыхаете от них?

— Увлекаюсь современными танцами, люблю рисовать, а еще немного пишу о колонии в качестве журналиста. Кстати, многие психологи отлично вышивают, рисуют, лепят и свое увлечение используют в работе с осужденными. Арт-терапия хорошо себя зарекомендовала: когда человек создает красоту, он и сам меняется в лучшую сторону.





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности