Душа производственника

Григорий Мартюшов проработал на химкомбинате 38 лет. Накануне своего 90-летия он рассказал, с чего начался его трудовой путь, как развивались город и предприятие.

Григорий Алексеевич, расскажите откуда вы родом.

— Родился в 1932 году в Алтайском крае, в населенном пункте, в котором обосновался мой дед – при Столыпинской реформе люди перемещались из Предуральской части в Сибирь. Тогда и основалась деревня Садовск, которая в наши дни уже исчезла.

Как проходила учеба?

— В своей деревне окончил начальную школу, затем неполную среднюю школу в соседней деревне, 10-й класс заканчивал уже в райцентре. Я был первым из поселенцев, кто закончил десять классов. Это было в 1950 году. Сначала думал поступать в военное училище, даже отправил документы, но мать очень беспокоилась, поэтому я переориентировался. С другом поехали в Томск и поступили в Томский политехнический институт имени С.М. Кирова. Тогда это был большой университет, в нем было порядка 10 факультетов, на которые ежегодно зачисляли более 1000 человек. Изначально хотели выбрать геологоразведочный факультет, хотели природные клады искать (смеется). Но туда был большой конкурс, а к приемным экзаменам мы не готовились и сдали их плохо, поэтому поступил на факультет обогащения и брикетирования каменных углей (ФОБ). Выбора не было – нужно было общежитие и гарантированная стипендия даже при наличии «троек».  Учеба была разнообразная и тяжелая – такие нагрузки можно выдержать только в молодости. Ежедневно было по 6 часов лекционных и аудиторных занятий, а еще и домашнее задание нужно делать.

Как вы оказались в Кирово-Чепецке?

После третьего курса произошло серьезное изменение: вдруг выяснилось, что на спецфаке – так назывался физико-химический факультет – было свободное место, куда меня и перевели. В институте проучился шесть лет, и по распределению меня направили в Кирово-Чепецк. Сюда приехал в 1956 году и живу здесь до сих пор.

Каким было ваше первое впечатление от города?

— Родом я из глухой деревни, поэтому никогда не был капризным: того в городе нет, другого нет… Городок мне понравился, а самое главное – здесь была работа по специальности. Когда я только приехал, Кирово-Чепецк был очень маленьким – была только улица Ленина, – а сейчас это большой, красивый, чистый город.

А какое впечатление произвел завод?

— На практику мы ездили на разные заводы, и я видел разные цеха. Еще тогда заметил, что на кирово-чепецком химзаводе большой порядок, а руководят им выдающиеся люди. Впечатление он производил только положительное. Предприятие было на порядок выше по культуре производства по сравнению с другими. Поэтому, начав здесь работать, быстро освоился, а спустя два-три года уже считал этот завод родным. Мне очень повезло с работой, где получил большую практику и даже смог внести свой вклад.

Во время работы вы наблюдали за развитием завода. Расскажите, пожалуйста, об этом.

 — Когда начинал здесь трудиться, работало несколько цехов. Постепенно производство расширялось, строился цех по выпуску фторопласта. Когда убрали уран, закрыли несколько цехов, некоторые из них перепрофилировались на другое производство.

Кем вы работали на заводе?

— В проектно-конструкторском отделе. Но там надо начинать работать сразу после учебы – после работы на производстве мыслить и делать начинаешь иначе. За пару лет работы инженером-конструктором там прижился, но душа лежала к производству – был переведен начальником участка по производству каустической соды в цех 82. Это был сборный участок: через нас шла и соль как сырье, и готовая продукция – готовили цистерны к заливу. В один из моментов меня на собеседование пригласил Александр Иванович Масляков, начальник цеха 145  – ему нужен был технолог заместитель начальника цеха. А после ухода из цеха Александра Ивановича я стал начальником цеха по производству фторполимеров. Из этого цеха и ушел на пенсию.

Вы работали с вредными веществами. Были ли мысли уйти из вредного производства?

— Таких мыслей не было. Вредности избежать практически невозможно. Я был на практике на разных заводах, и вредные вещества есть везде: если не ртуть, так хлор, если не хлор, так фтор. И я знал, что такой культуры производства, как у нас на химкомбинате, практически нет, особенно в химпроме.

Как на заводе заботились о здоровье сотрудников?

— Наш химкомбинат снабжался санаторными путевками, и я часто проходил лечение. Предпочтение отдавал Мацесте – местности с источниками сероводородных вод. Во время санаторного лечения скрупулезно соблюдал все рекомендации врача. Несмотря на болезни, дожил до 90 лет, пережив всех знакомых ровесников. И это просто немыслимый для меня возраст, учитывая то, какие трудности со здоровьем у меня были. А я все живу и живу…

В чем секрет вашего долголетия?

— Можно сказать, рационально рассчитал свою жизненную энергию. С детства занимался лыжами – в Алтайском крае, где много снега, многие увлекаются этим спортом. И после перенесенных проблем со здоровьем вернулся к спорту – участвовал в соревнованиях и в Кирово-Чепецке, и в других городах области. Таким образом укрепил здоровье и наработал живучесть. А еще всегда вел здоровый образ жизни – спиртным не увлекался и не курил.

Досье

ФИО: Мартюшов Григорий Алексеевич

Дата рождения: 8 апреля 1932 года

Место рождения: деревня Садовск, Алтайский край

Хобби: лыжи, садоводство

Любимая книга: классика

Беседовала Юлия Коробейникова






Душа производственника

  1. Петрович:

    А шас рабочим всем раздают путёвки в Мацесту?

  2. Гость:

    Раздают за деньги с кышбегом.

  3. Гость:

    он работал с вредными веществами, сидя в кабинете? о чем вы пишите? только аппаратчики работают с вв.

    • Гость:

      и все они уже в земле. до 70 ти редко доживали

    • Гость:

      ??? Пустой трёп человека, имеющего смутные представления о работе служб и технических руководителей на химпредприятии. Тем более о вредных веществах и порядке работы с ними.Неужели так приятно опорочить кого-то? Это от того, что сам не стоишь ни гроша.

  4. Гость:

    Когда я только приехал, Кирово-Чепецк был очень маленьким – была только улица Ленина
    Источник: Город Ч.
    В 1956 году никакой улицы Ленина не было и в помине. Был проспект Мира (тогда ещё, видимо, Сталина), да и то лишь в старом Балезино.

  5. Петрович:

    Сначала доживи до пенсии в 65.

  6. Гость:

    Зачем было фотографировать и позорить человека ,спящим на попе?

    • Редактор:

      Человек не спит. У всех свои особенности внешности. Проявите уважение к человек в возрасте, комментируя

  7. Гость:

    Всем комментаторам, прочитали и прошли мимо, я также могу сделать замечание, что в 1956 году была улица Сталина, это при Хрущеве началось переименование и свержение монументов. Сам не знаю, но предполагаю, что были еще несколько улиц среди каменных домов, если судить по фотографиям тех лет, Островского, Калинина и Кирова. По поводу улицы Ленина, а на какой улице были частные дома ниже кинотеатра Восток, уж наверное не без имени была. По этой улице шли призывники в военкомат на отправку в армию и флот. Это непрофессионализм журналиста, прежде чем писать, уточни, хотя бы в музее, городском. Хотя, на Полимере, есть стенд с фотографиями специалистов завода и до сих пор есть ляпус на стенде с фотографией Константинова, что в 1974 году КОМБИНАТУ было присвоено его имя, притом, что завод и ЗМУ превратились в КОМБИНАТ только в 1978 году, после пуска первых производств удобрений. С профессионализмом у нас в стране полных швах. И, да, человек на фото не спит, просто не каждый расшиперивает глаза, на что смотреть то.

    • Гость:

      Во-во улица имям не та, нет бы большое спасибо человеку сказать. То, что отцы, деды, прадеды строили и создавали всё профукали, просвистели, добили, пустили по ветру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Правила   Политика конфиденциальности